Москва соловецкий камень

Как Соловецкий камень оказался на Лубянке

• Везли архангелогородцы два Соловецких камня… История установки Соловецкого камня на Лубянской площади, рассказанная главным действующим лицом — журналистом Михаилом Буториным.


«Задержанные вчера у Соловецкого камня во время сидячей забастовки, Дмитрий Колесников, Игорь Щука, Андрей Горин, Сергей Заплавнов провели ночь в ОВД Китай-Город. Они так и не доставлены еще (по состоянию на 13 часов) в суд (Новая площадь,8). Напоминаю что им предъявлено обвинение в неповиновении милиции, статья 19.3, карается неповиновение арестом до 15 суток.

Сегодня были задержаны там же у Соловецкого камня еще две группы активистов «Другой России», осуществлявших сидячую забастовку. Макаров,Салахиев, Силина, Капотина были доставлены в ОВД Китай-город и обвинены по статье 20.2, проведение несанкционированного властями мероприятия. Позднее там же у Соловецкого камня были задержаны активисты Андрианов и Харламова, также осуществлявшие сидячую забастовку.» (Эдуард Лимонов. Продолжение сидячей забастовки протеста у Соловецкого камня. Москва. http://limonov-eduard.livejournal.com. July 16th, 2011)

«…разные по происхождению и взглядам литераторы, как Н.Гумилев, М.Меньшиков, А.Ганин, В.Шаламов, И.Бабель, М.Кольцов и многие другие, стали жертвами одной и той же революции, но только разных её этапов, растянувшихся, как и во времена Великой французской, на десятилетия. Поэтому на Соловецком камне, установленном при Лубянке, следует честно и прямо написать: «Сожранным революцией. Со скорбью. От потомков». (Юрий Поляков. Заметки несогласного. «Литературная газета», № 28, Москва, 19.07.2005).

Люди о Соловецком камне и рядом…

С правами человека в России не все ладно… В 1948 году Генеральная ассамблея ООН приняла Всеобщую Декларацию прав человека, в которой были сформулированы основные стандарты прав человека для всех стран. На церемонии возложения цветов к мемориалу «Соловецкий камень», которая состоялась в Москве по случаю дня прав человека уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов признал, что «Россия стремится к этим стандартам, но пока еще далека от них.» (Татьяна Гоник. Би-Би-Си, Москва. 10.11.2001 )

А нужен ли вообще Соловецкий камень на Лубянке? «…самое главное — это пора похоронить Ленина, «великого мертвеца». Перенести Соловецкий камень с Лубянки на место Мавзолея и вместе с огромным крестом поставить. Всем русским надо молиться и каяться, молиться и каяться… А что делала вся Россия? Пьянствовала и по телевизору самые гнусные фильмы смотрела»… (Епископ Калмыцкий и Элистинский Зосима, НГ-Религии, Москва. 26.01.2000

Даже наши дети заражены этим страхом. Зою Марченко «судили» три раза, была на Колыме, муж был расстрелян в 37-м: «Десять лет назад, когда мы открывали камень, было ощущение радости — нас признали за людей. Можно было уже открыто достать фотографии погибших. Была почти эйфория, когда нас допустили на площадь. На вечном поселении я строила Мертвую дорогу, была перспектива отбывать до конца жизни. Теперь вот живу в Москве. Но все равно в душе у каждого сохранился груз страха, безнадежности. Мы уходим из жизни с этим ощущением. Даже наши дети заражены этим страхом» (Ия Моцикобили. Зэков тянет на Лубянку. «Коммерсантъ», Москва, 31.10.2000).

«Обновленные» чекисты и власть к Соловецкому камню цветы не кладут

«В этот понедельник тысячи две москвичей (в основном немолодого возраста) собрались на Лубянской площади — рядом с Соловецким камнем и напротив пустого постамента памятника Дзержинскому…Глубоко символичным представляется мне то, КТО был в этот день на Лубянской площади и кого здесь не было. Были «правые» и «яблочники» из Госдумы. Были деятели культуры и послы европейских стран. От правительства Москвы пришел Музыкантский. Прислал замечательное письмо Патриарх, призвавший провести молебен по поводу этой даты во всех православных храмах России… И не было ни одного представителя президентской администрации или федерального правительства. Не было руководителей ФСБ, которым и ног трудить не надо — площадь перейти. Но перед их глазами, судя по всему, тоже совсем иные символы, и совсем иной опыт их привлекает. И куда важнее, оказывается, не забыть, напомнить, КТО именно — основоположник «обновленных» органов, чей именно пример исключительно важен — сегодня. И именно потому в каждом лубянском кабинете по-прежнему все он, Феликс Эдмундович. И потому по-прежнему с гордостью: «мы, чекисты…» (Павел Гутионтов. Похоже, мы еще долго будем отмечать разные даты… «Финансовая Россия», Москва, 02.11.2000).

• Гомосексуалистов не пустили к Соловецкому камню

Место гражданских протестов — у Соловецкого камня на Лубянке

Соловецкий камень на Лубянской площади стал традиционным местом гражданского и народного протеста против существующей несправедливости. Российские СМИ регулярно передают:

• 23.02.2005. Противники войны в Чечне митинговали на Лубянской площади у Соловецкого камня. Сегодня же по всей России прошли акции, приуроченные ко Дню защитника Отечества. Многие из них прошли под антиправительственными лозунгами. (Радиостанция «Эхо Москвы», 16:16 23.02.2005)

• 23.02.2004. В день 60-летия сталинской депортации чеченского народа, в Москве, на Лубянской площади, у памятного знака жертвам сталинизма (Соловецкий камень) состоится митинг: за политическое разрешение российско-чеченского конфликта и за учреждение временной администрации ООН в Чечне. Начало в 12 часов. (Iностранец, Москва. 16.02.2004)

• 31.10.2000. Столица в десятый раз вспомнила о жертвах политических репрессий. У заваленного цветами Соловецкого камня произносились речи. Ораторы вспоминали и предостерегали. Бывший член политбюро, а ныне председатель комиссии по реабилитации Александр Яковлев… напомнил собравшимся, что общество, как правило, само виновато в трагедиях, подобных 1937 году: «Ведь мы сами отбивали себе ладони, аплодируя парадным речам, сами доносили друг на друга, ели друг друга поедом». Общество тем не менее своей ответственности до сих пор не осознало, но, по мнению г-на Яковлева, постепенно становится свободнее, «и свободу эту уже никому не отнять, ее можем отдать только мы сами» (Иван Сухов. Камень с сердца. «Время новостей», Москва, 31.10.2000).

Коммунисты пообещали Соловецкий камень не трогать

«Оживленно было вчера в сквере перед Политехническим музеем на Лубянской площади. Красные всех оттенков собрались здесь, чтобы отметить 123-ю годовщину одного из своих вождей — Феликса Дзержинского. И заодно потребовать его возвращения на Лубянскую площадь. На постаменте у Соловецкого камня лежали девять блеклых гвоздичек, очевидно, принесенных несколько дней назад. Собравшиеся здесь вчера с удовольствием возложили бы цветы на другое место — где стоял каменный «железный Феликс»…

Кстати, Соловецкий камень, поставленный в годы перестройки в память о жертвах «сталинских» репрессий, их особо не раздражает. «Пусть стоит, — заявил один из выступающих «трудороссов». — Но только при одном условии: чтобы вернули Дзержинского на площадь!» ( Михаил Полинин. Старорежимные. «Известия», Москва. 11.09.2000 )

У Соловецкого камня «яблочники» пили пиво…

«…члены Молодежного движения «ЯБЛОКО» вышли к стенам здания ФСБ, чтобы провести акцию протеста против «деятельности ФСБ по вербовке студентов, состоящих в рядах политических партий и движений». Разлив по кружкам пиво, молодые люди и девушки выстроились около ограждения сквера Соловецкого камня на Лубянке с плакатами: «Патрушев, в отставку не хочешь? «, «ФСБ, мы пришли постучать». Несколько человек стали стучать ложками по кастрюлям, а молодой человек — бить в барабан, остальные протестующие начали чокаться кружками. «Стучать мы будем только так! » — объяснялись на одном из плакатов действия молодых «яблочников».» (Алла Тучкова. «Яблочникм» пили пиво и стучали ложками. «Независимая газета», Москва, 04.07.2000)

«Трудовая Россия» у Соловецкого камня требует… восстановить памятник Феликсу

«Вчера в очередной раз был потревожен дух Железного Феликса. Митингом, который прошел на Лубянской площади. Леворадикальное движение «Трудовая Россия» обратилось с просьбой к Путину — восстановить на прежнем месте памятник «богу чекистов». За два месяца «трудороссы» собрали 11 тысяч подписей сторонников такого решения. Зампред «Трудовой России» Худяков заявил, что «Дзержинский может служить примером» для тех, кто сейчас заседает в бывшем здании КГБ и Доме правительства. По иронии судьбы, митинг леворадикалы устроили у Соловецкого камня, установленного в память о жертвах политических репрессий…» (Александр Карпов. Нон-Стоп. Газета «Московский комсомолец», Москва, 11.09.2000)

С фашистскими идеями к Соловецкому камню?

Листовки, призывающие москвичей на митинг под лозунгом борьбы с нелегальной миграцией, появились в столичном метро. Москвичей приглашают 20 февраля на Лубянскую площадь к Соловецкому камню, куда традиционно приходят родственники жертв сталинских репрессий. Организация «Движение против нелегальной миграции», которая распространила листовки, насчитывает 3,5 тыс. членов в 30 регионах России.

В столичной мэрии корреспондентов заверили, «…что информация о распространении листовок дошла до московских властей, они «не допустят разжигания национальной розни в столице», и «фашистского митинга» в городе не будет… но для запрета митинга властям необходимо удостовериться в том, что организация действительно «проповедует фашистскую идеологию». «…я спрашиваю себя: у нас в стране опасность фашизма или уже собственно фашизм?» — сказала по этому поводу руководитель правозащитной организации «Мемориал» Светлана Ганнушкина. (Юлия Таратута. Экстремизм в Москве запретили из-за снега. Коммерсантъ, Москва. 18.02.2004)

Реакция на фашистские вылазки

Заседание клуба «Открытый форум» началось с оглашения принесенной правозащитником Львом Пономаревым листовки некоего «Движения против нелегальной миграции». Движение призывало москвичей собраться на митинг у Соловецкого камня и требовать от властей изгнать из Москвы кавказские диаспоры. Председательствующий на «Открытом форуме» политолог Марк Урнов заметил, что «терроризм способствует обыдлению массового сознания…» (Александр Колесниченко. Призрак терроризма. Новые известия, Москва. 18.02.2004)

Cоловецкий камень и проблемы вокруг него

Политические подтасовки. «Ныне сервильные средства информации пытаются внушить бщественности: мол, да, были инакомыслящие, попивавшие чаек на кухне и ведущие вольнодумные разговоры. Даже 30 октября, День политзаключенного, теперь ухитрились превратить в День памяти жертв политических репрессий… Мысль хитроумная: растворить сотни (может быть, несколько тысяч) действительно политзаключенных в миллионах жертв советских репрессий. Безусловно, жаль старых, некогда безвинно пострадавших от террора людей, собирающихся у Соловецкого камня на Лубянке. Жаль миллионов погибших. Но все-таки, в отличие от них, политзаключенные не жертвы режима, это режим их жертва. Так исподволь, через подручные средства информации, власть пытается убедить: дело в пострадавших от режима, а не в сопротивлении ему. (Кирилл Подрабинек, ветеран правозащитного движения, бывший политзаключенный Дело правое. «Литературная газета», Москва. 28.01.2004.)

Аппаратные игры. Говорят, будто чиновники от общества «Мемориал» сегодня вместо того, чтобы заниматься помощью политзаключенным, погрязли в, борьбе за власть и за право распределять гуманитарную помощь. В этих целях они используют мероприятия возле соловецкого камня. «Унизительные шоу, устраиваемые госпожой Дунаевой ежегодно у Соловецкого камня, отвадило ветеранов от печально знаменитой площади. Позволительно спросить: если Соловецкий камень сдан в аренду самозванной начальнице, то на какой срок? И какова позиция Комитета общественных связей?

…17 октября 2003 года, в период подготовки ко Дню политзаключенного, в кабинете Дунаевой прошло совещание при участии сотрудниц комитета Громовой и Никитиной. Думали-гадали, как вернуть господствующие позиции на Лубянской площади, как заблокировать критику у Соловецкого камня и в мэрии. Присутствовавшая при этом активистка «Мемориала» Галина Михайловна Запевалова (из управы Крылатское) была поражена цинизмом участников происходящего. Никак не ожидала она, что здесь бытуют злобные интриги. Восьмидесятилетняя женщина заявила о своем выходе из такого «Мемориала» и покинула позорную фирму в слезах. (Антон Антонов-Овсеенко. Канонизация «Святой Валерии». «Тверская 13», Москва, 19.02.2004)

Лидер партии «Демократический союз» Валерия Новодворская возмущена тем, как проходила Акция поминовения в День памяти жертв политических репрессий у Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве. Как заявила В.Новодворская в эфире радиостанции «Эхо Москвы», организаторы акции «отдали распоряжение охраняющей митинг милиции, чтобы демократов с плакатами в защиту нынешних политзаключенных на акцию не пускали». (Автор не известен. Массовый митинг памяти жертв политических репрессий. Радиостанция «Эхо Москвы». Новости. 30.10.2005)

• Все высказивания Валерии Новодворской о Соловках

Шпионы начинили Соловецкий камень шпионским оборудованием

«В.ЛУКИН: …у нас по закону выступления, митинги и всякого рода акции протеста до тех пор, пока они мирные и без оружия и т.д., они носят уведомительный характер.

А. ПЛЮЩЕВ: Одна акция тут носила уведомительный характер, я имею в виду 3 сентября, когда был задержан Лев Пономарев, правозащитники хотели у Соловецкого камня почтить память жертв Беслана, уведомили об этом мэрию, после чего были разогнаны милицией, и даже Лев Пономарев был задержан, а после был арестован на три дня и приговорен к аресту. Как же так?

В. ЛУКИН: Наш представитель присутствовал на суде, я знаю ситуацию из разных источников, в том числе, из мнения своей коллеги на этот счет. Она считает, что явных нарушений закона, я бы так сказал, буквы законы со стороны суда в этом деле не было, но, безусловно, процесс и его результат опасения вызывает. В чем он вызывает опасения, во-первых, когда явились правозащитники в префектуру, это речь шла не о мэрии, а о префектуре, насколько мне известно, то им было сказано, чтобы они перенесли свое выступление, перенесли свой, как это называется, пикет по времени и по месту. По месту, они сказали, что надо перенести по близости, но не у Соловецкого камня, потому что у Соловецкого камня возникают проблемы безопасности. Почему проблемы безопасности возникают у камня, ведь не доказано, что этот камень был начинен иностранными шпионскими какими-то приспособлениями, правда? » (Владимир Лукин. Арест правозащитника Льва Пономарева. Радио «Эхо Москвы», 27.10.2006)

«Возвращение имен» происходит у Соловецкого камня

«У Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве сегодня проходит акция памяти жертв политических репрессий «Возвращение имен». Ее проводит правозащитное общество «Мемориал». В течение всего дня у Соловецкого камня зачитывают имена жертв «большого террора».

Акция «Возвращение имен», которая проходит сегодня на Лубянской площади, по-своему беспрецедентна. Продолжается она ни много ни мало двенадцать часов. У Соловецкого камня установили своеобразную кафедру, за которую сменяя друг друга вставили люди и читали имена жертв репрессий тридцатых годов. В списке сорок тысяч имен. Они стали известны благодаря той работе, которую последние годы проводит в архивах общество «Мемориал». Из динамиков звучала приглушенная траурная музыка. И сухая статистика – имя, отчество, фамилия, профессия, возраст и дата расстрела жертвы сталинских репрессий… В списках представители всех профессий и категорий населения. Каждый, кто сегодня читает имена у Соловецкого камня, зачитывает около двадцати фамилий. Первым это сделал уполномоченный по правам человека Владимир Лукин.

В одной Москве в годы большого террора были расстреляны больше 30 тысяч человек. И память о них как будто пытаются вычеркнуть. Как говорит председатель правления общества «Мемориал» Арсений Рогинский, нет ни памятников, ни мемориальных досок на их домах. Сегодняшнее чтение фамилий это и есть память о жертвах. Память, которая покинула далеко не всех – показателем того, количество людей, которые все время подходили к Соловецкому камню…» (Автор не известен. У Соловецкого камня на Лубянской площади в Москве сегодня проходит акция памяти жертв политических репрессий «Возвращение имен». Радиостанция «Эхо Москвы». Москва, 29.10.2007)

У Соловецкого камня поминают Госдуму плохим словом

«Выступивший затем Борис Немцов сообщил, что демократическим фракциям Госдумы накануне с большим трудом удалось принять заявление, приуроченное к дню памяти, в котором фактически декларируется приверженность России демократическим нормам. Немцов упомянул также и о том, что до сих пор не приняты поправки к закону о репрессированных, которые должны придать статус жертв политических репрессий членам семей репрессированных. Присутствовавшая на митинге супруга одного из авторов поправки — Юлия Рыбакова — Екатерина — сказала корреспонденту «НГ», что нет никакой надежды, что в Госдуме когда-нибудь эту поправку примут. Закрывший митинг Григорий Явлинский заявил, что опасность сталинизма еще не исчезла, и призвал всех собравшихся стоять на страже свободы. Траурный митинг закончился возложением венков и цветов к Соловецкому камню». (Денис Виксне. У Соловецкого камня вспоминали репрессированных. Независимая Газета, Москва, 2000-10-31)

Оставьте комментарий