Севилья площадь Испании фото

Испанская колониальная империя

Колонии Испании были превосходящими по размерам и располагались помимо Америки, также в Азии и Океании. С Испанией не могла сравниться ни одна из великих империй прошлого. В Новом Свете испанские владения охватывали всю Центральную Америку, Вест-Индию, значительные территории вдоль горной системы Анд. Сам процесс завоевания столь обширных земель в Америке принято называть испанским словом «конкиста». Он начался с экспедиции Колумба и продолжался почти столетие. Испанская конкиста носила организованный характер. Верховным собственником всех открытых земель являлся монарх метрополии, т. е. испанский король.

Начальный этап экономического освоения новых территорий сопровождался особенно безжалостным ограблением и подчинением коренных жителей Америки. Завоевателей интересовало, прежде всего, золото инков и ацтеков. На поиски заморских сокровищ после первой экспедиции Колумба пожелало отправиться столько конкистадоров, что в 1496 г. стало возможно заложить на Эспаньоле целый город – Санто-Доминго, откуда снаряжались первые военные экспедиции. При покорении Карибских островов завоеватели сталкивались с индейскими племенами, находившимися на первобытных стадиях развития. Историки считают, что в первое десятилетие испанского вторжения был бессмысленно истреблен, погиб от завезенных болезней и жестокого принудительного труда почти миллион коренных жителей Карибских островов.

Завоевание материковой части американского континента было гораздо более сложным. Конкистадорам пришлось столкнуться с большими индейскими государствами, имевшими четкую социальную организацию, многочисленное войско и развитое хозяйство. Первым завоевателем, покорившим индейские государства ацтеков на территории современной Мексики, и пленившим повелителя ацтеков Монтесуму II, стал Эрнан Кортес. Этот обедневший идальго получил в свое распоряжение испанский отряд благодаря особой предприимчивости, расторопности и дерзости. Успехи раскрыли в нем качества бесстрашного военачальника, умелого правителя покоренных земель, где было создано первое испанское вице-королевство – Новая Испания. Войска под командованием Кортеса пополнялись всякого рода авантюристами. Например, отряд, отправившийся на покорение Мексики в 1519 г. насчитывал всего 400 солдат, 16 всадников, 200 индейцев и имел лишь 13 пушек. Но Кортес сумел воспользоваться борьбой за власть в ацтекском государстве, разжечь вражду между влиятельными вождями подвластных ацтекам племен.

Испанские конкистадоры являли собой особый исторический тип, облик которого определялся Реконкистой – процессом обратного отвоевания народами Пиренейского полуострова в VIII–XV вв. территорий, захваченных и на протяжении восьми веков удерживавшихся арабами. Испанцы провели в войне с маврами все пятнадцатое столетие. В Кастилии, Леоне и других районах Испании периода Реконкисты жизнь нескольких поколений в обстановке постоянной опасности заставляла проявлять инициативу и предусмотрительность, принимать в интересах самосохранения самостоятельные решения. В результате в Испании возник многочисленный слой людей, превративших умение воевать в профессию. Это были мелкие рыцари-идальго (или фидалгу в также пережившей Реконкисту Португалии), ряды которых пополнялись и крестьянами, и рядовыми горожанами, способными приобрести военное снаряжение. После Реконкисты они остались не у дел и смогли применить свои умения в Новом Свете, составив основную массу конкистадоров. В своей стране они сражались в защиту веры, что придавало их жизни религиозную одухотворенность. Высокие цели служения христианизации язычников соединялись у мелкопоместных дворян с меркантильными задачами добывания себе богатства. Конкистадоры были орудием процесса первоначального накопления, но их способ обогащения не был связан с производительным трудом, а скорее, соответствовал реакционным феодальным структурам.

Опыт Кортеса помог осуществить следующий колониальный проект. В 1531–1533 гг. было окончательно завоевано Перу. Этот важнейший акт конкисты знаменовал победу над наиболее сильным индейским государством – страной инков Тауантинсуйу. Военной экспедицией руководил Франсиско Писсаро. В прошлом безграмотный пастух к моменту своего исторического похода заслужил славу опытного и находчивого командира конкистадоров. Состав его войск был столь же пестрым, как у Кортеса, но гораздо меньшим по численности (на завоевание государства инков и захват его столицы отправился отряд, в котором было только 130 солдат и 37 кавалеристов).

Европейские колонизаторы воспользовались традицией беспрекословного подчинения деспотической власти. Как Кортес, так и Писсаро стремились пленить и заставить себе служить верховных правителей империй ацтеков и инков – Монтесуму II и Атауальпу, которые единолично принимали политические решения. Таким образом, возможности сопротивления правящей верхушки значительно ограничивались. Испанцы учли и недовольство племен, покоренных инками и ацтеками незадолго до европейского завоевания. Умело нагнетая междоусобные конфликты, Писсаро невероятно быстро и с минимальными потерями выполнил задачу захвата власти и создания новой колониальной провинции – вице-королевства Перу. С его территории вдоль тихоокеанского побережья в 1535–1540 гг. отправлялись на дальнейшие завоевания экспедиции Диего де Альмагро и Педро де Вальдивия. В 1536–1538 гг. в поисках легендарных золотых кладов экспедицией Гонсало Хименеса де Кесада была установлена власть над высокоразвитыми племенами индейцев чибча-муисков. Продвижение испанцев было надолго задержано лишь сопротивлением индейцев-арауканов на юге современного Чили.

Создание на землях ацтеков вице-королевств означало установление режима нещадной колониальной эксплуатации и сопровождалось катастрофическим уменьшением численности индейского населения. Если в 1519 г. только на территории Мексики было около 25 млн индейцев, то к началу XVII в. их число уменьшилось до одного с небольшим миллиона человек. Истребление значительной части автохтонного населения имело следствием привоз из Африки негров и использование их в качестве рабов в хозяйственно-экономической жизни колоний. Одним из немногих, кто поднял свой голос в защиту индейского населения Латинской Америки, был выдающийся испанский писатель-гуманист, описавший историю открытия и завоевания Америки, священник Бартоломе де Лас Касас. Однако попытки Лас Касаса защитить индейцев оказались безуспешными.

Наиболее важным итогом столь быстро и успешно осуществленной конкисты испанские монархи считали овладение богатыми источниками драгоценных металлов, большая часть которых оказалась в метрополии. В целях увеличения потока драгоценностей из Америки испанская королевская чета Фердинанд и Изабелла разрешила переселяться в Новый Свет всем испанским подданным, принявшим обязательство две трети всего добытого ими золота вносить в испанскую казну. На сходных условиях короли разрешали организовывать новые экспедиции и помогали их оснащать.

В условиях военной обстановки формировались основы колониальной системы, которая была полностью направлена на удовлетворение потребностей метрополии без учета задач внутреннего развития покоренных территорий. Система принимала формы примитивного ограбления покоренных стран и народов. Происходило фактическое порабощение местного населения и раздел колониальных земель вместе с жившими на них индейцами между крупными собственниками. Эта система получила название репартимьенто (исп. repartimiento – «распределение»).

Следующий этап экономического освоения американских территорий начался в 40-е годы XVI в. Он характеризовался, с одной стороны, формированием аппарата колониальной администрации. Уже в первой половине XVI в. испанской короной было создано два вице-королевства: Новая Испания (Мексика, Центральная Америка, Венесуэла, Карибские острова) и Перу (остальные части покоренной Южной Америки). Ряд областей в их составе располагали фактической автономией и управлялись генерал-капитанами (Санто-Доминго, Гватемала и др.). Главы всех административных единиц представляли испанского короля и назначались исключительно из испанской знати. С другой стороны упорядочивалась экономическая жизнь в целях извлечения максимальной прибыли от эксплуатации местного населения и природных ресурсов.

Поощрялось сельскохозяйственное освоение земель. Земля и недра оставались собственностью монархов метрополии, которые признавали неотчуждаемыми только майораты, земли общинников, церкви и монастырей. Крупные собственники земли – латифундисты – пользовались большим влиянием в колониальном обществе. Повсюду, на пригодных для обработки землях создавалось плантационное хозяйство, основанное на принудительном труде завезенных из Африки рабов, каторжников из Европы, а также индейцев-общинников.

В основе созданной в колониях Испании иерархической системы оказалась политика консервации индейской общины. Организовать в кратчайшие сроки более или менее эффективный аппарат колониального управления в районах, где уже существовали раннеклассовые общества, можно было, адаптировав к своим потребностям отлаженный на протяжении веков и привычный для населения механизм осуществления господства правящей элиты. Испанская монархия и католическая церковь воспользовались традициями деспотической власти инкской и месоамериканских цивилизаций, объявив, что верховная власть над подданными индейских империй переходит от прежних правителей к испанскому королю, который возглавляет властную пирамиду в обществе. Симбиоз испанского феодализма с общинным строем индейцев привел к созданию экономической системы, склонной к стагнации. Общинная организация труда облегчала внеэкономическое принуждение индейцев.

На обширных плантациях производилась преимущественно продукция для экспортной торговли. Система репартимиенто не отвечала новым задачам и постепенно была вытеснена системой энкомьенды (исп. encomienda – «попечительство», «защита», «покровительство»). Индейцы, номинально считавшиеся свободными, объявлялись собственностью испанского короля, который передавал их на попечение (энкомьенду) отличившимся конкистадорам – энкомендеро. Закабаление индейцев было произведено методами, которые успешно применялись в самой Испании периода Реконкисты (IX–XIV вв.) Энкомьенда тогда предусматривала передачу поселений «под защиту» военно-религиозных орденов или лиц, облеченных властью, которые после принятия на себя обязательств, становились «энкомендеро».

Устаревший феодальный институт энкомьенды оказался вполне уместен в Испанской Америке. Фактически закрепощенные индейцы должны были выплачивать налог в пользу своего энкомендеро, оказывать ему «личные услуги» в качестве домашней челяди, выполнять трудовые повинности на его землях, рудниках, мануфактурах. Оформление энкомьенды стало отправным пунктом формирования крупной земельной собственности в Латинской Америке. Королевская власть, передавая контроль над индейскими поселениями частным лицам, решала сразу несколько задач. Главным было то, что конкистадоры превращались в легитимных феодальных сеньоров, которые получали в свое распоряжение рабочие руки. Рост их социального статуса позволял упорядочить взаимоотношения с королевской властью, и регулярно отправлять в казну четвертую часть поборов с индейцев-общинников. Общинная верхушка – касики – служила удобным буфером между рядовыми общинниками и колонизаторами.

Беспощадная эксплуатация индейцев сопровождалась приобщением их к христианским обычаям, что также возлагалось на энкомендеро. По мнению ряда исследователей, энкомьенда являлась одновременно и формой социально-экономической эксплуатации, и средством превращения местного населения в смиренных христиан, безропотно принимавших свое новое положение. Не следует преуменьшать и военного значения энкомьенды. В условиях, когда отправка профессиональных армейских подразделений в американские колонии была дорогостоящей и затруднительной операцией, военные отряды, организованные из индейцев, обученных и снаряженных отдельными энкомендеро, стоявшими во главе и отвечавшими за боевой дух своих солдат, были важным элементом поддержания порядка. Отряды использовались для проведения карательных экспедиций, в том числе подавления индейских восстаний в соседних районах. Такого рода военная служба была обязательной для индейских мужчин повинностью. После выполнения задания ополченцы возвращались к мирному труду.

С появлением новых собственников, не обладавших энкомьендой и вынужденных арендовать общинников для работы при расширении посевных площадей, строительстве новых шахт и предприятий, потребовалось принятие «Новых законов». Количество энкомьенд и полномочия их обладателей сокращались посредством возвращения многих общинников под патронаж королевской власти. Колониальная администрация сама стала привлекать индейцев-общинников на принудительные общественные работы, проводимые по типу существовавшей у инков с доколумбовых времен трудовой повинности (мита) или мексиканской традиции (куатекиль), но с оплатой труда индейцев через общинные кассы. На основе обычая инков – митмака, колониальные власти практиковали также насильственное переселение общинников в другие районы в соответствии с потребностями государства. Местами отработок часто становились отдаленные рудники.

Задача вывоза из американских колоний драгоценных металлов не теряла важности на протяжении последующих столетий. Некоторые из знаменитых серебряных рудников Мексики не исчерпаны до наших дней. В Перу, на территории современной Боливии, была разведана серебряная гора Сьерра-Рико-де-Потоси, где к концу XVI в. добывалось серебра больше, чем во всей Западной Европе (в XVI–XVII вв. эта местность считалась наиболее богатым месторождением серебра в мире).

С момента изобретения амальгамирования серебра ртутью работа на серебряных рудниках для индейцев стала равносильна смертному приговору – обычно более полугода выдержать не мог никто. Рабочая сила индейцев была дешевой и легко пополняемой, благодаря системе принудительных отработок. Индейцы жили в условиях крайней нищеты. Часто они употребляли в пищу листья вечнозеленого кустарника коки, которые уменьшали утомление, притупляли чувство голода и вызывали прилив бодрости.

Помимо индейцев-общинников и чернокожих рабов основную массу жителей колоний составляли лично свободные сельские жители. Бедняки из метрополий, надеявшиеся получить участок земли, их потомки, называемые креолами, как все белые, рожденные в Америке, различные группы метисного и коренного населения получали в собственность парцеллярные наделы или заселяли пустующие земли короны, организуя примитивное натуральное хозяйство. Развитие городской жизни в Латинской Америке долгое время было слабым: городское население региона составляло менее 10 %. Малые города росли в местах добычи полезных ископаемых, в районах новой сельскохозяйственной колонизации, крупными становились портовые города.

Рынок свободной рабочей силы до конца XVIII в. оставался крайне узким. Историки отмечают, что наемные рабочие (пеоны) на рудниках получали ощутимую часть добытого серебра и золота, а пастухи (льянерос) могли потребовать плату вперед. Мобильность и предприимчивость наемных поденщиков, уверенность в постоянном спросе на свой труд, способствовали в дальнейшем их активному участию в вооруженной освободительной борьбе против колонизаторов.

В XVIII в. ускорился процесс этнического развития. Возникали группы свободного метисного крестьянства, которые формировали новые народные традиции. Гаучо на Ла-Плате, льянеро на территории современных Венесуэлы и Колумбии, ранчеро в Мексике отличались повышенным свободолюбием и горячностью нравов. Не случайно, как считают историки, районы наиболее интенсивной метисизации, где свободное население превращалось в наемных работников (Венесуэла, Новая Гранада, Ла-Плата, Мексика), стали центрами революционной активности в период Войны за независимость 1810–1826 гг. В Бразилии негры становились основной рабочей силой, вытеснившей индейцев. Смешиваясь с индейцами и потомками европейцев в мулатные этнические типы, они влияли на черты складывавшегося бразильского быта, искусство и народное творчество. Они также проявляли непокорность, часто бежали от хозяев плантаций, оказывая отчаянное сопротивление властям.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Оставьте комментарий